Главная » Статьи » Ветеринария и животноводство » Овцеводство » Овцеводство : трудовые будни реального сектора

Овцеводство : трудовые будни реального сектора

Ветеринария и животноводство №20 (октябрь) 2013

Жили-были в Гродно два сугубо городских человека – Милослава Костюкович и Петр Рыжков. Могли бы провести так долгие годы, но… Судьба подбросила им идею: а  почему  бы не  стать сельскими хозяевами? А  тут и  покупка подвернулась – заброшенный хутор Завадичи недалеко от  одноименной железнодорожной станции под Гродно. Притулился он между обширными угодьями двух местных крупных и крепких сельхозпредприятий  – СПК «Обухово» и  «Прогресс-Вертелишки». Как заметил при встрече Петр Рыжков, теперь этот хуторок – их с Милославой и любимое дело, и собственноручно созданные для себя же рабочие места. А еще – интересный опыт развития овцеводства – направления в белорусском животноводстве, о возрождении которого с недавних пор много говорится. Милослава позвонила в  нашу редакцию и  попросила больше и  чаще поднимать эту тему на  страницах журнала. А мы решили наведаться к супругам на их возрожденный хутор…

Без надежного соседа удачного старта, может, и не вышло бы…

–  Самое главное – напишите, что за многое благодарны мы с  супругой председателю СПК «Обухово» Илье Сенько,  – сразу расставляет акценты Петр. – Без помощи надежного соседа мы вряд ли бы успешно стартовали. Хозяйство помогает сеном, соломой по  посильным расценкам. Знаем, что Сенько всегда подсобит. Еще лет семь назад, при первой встрече, Илья Петрович сразу  же нас поддержал  – мол, хорошо, что у  заброшенного хутора наконец появятся настоящие хозяева! Да,  вроде  бы, в  этом нет ничего экстраординарного, на  государственном уровне говорится о  такой поддержке. Однако не всем так везет, как нам с Милославой.

Первым делом сюда привезли пчел, потом развели овец, коз… Теперь трудолюбивые бывшие горожане живут на хуторе постоянно, в Гродно бывают только по делам, наездами.

  –  Даже и  мысли не  возникает все бросить и  вернуться к  городскому образу жизни,  – признается Петр.

Где в Беларуси купить чистопородную овцу?

Милослава Костюкович не скрывает, что всерьез «заболела» овцеводством. Верит: когда-нибудь эта отрасль в Беларуси, если и не станет такой же мощной, как в Ирландии, Шотландии, Австралии, то, во  всяком случае, принесет немало пользы нашей стране. Только вот проблем пока  – хоть отбавляй.. Взять, к  слову, самый первый этап – покупку животных.

–  Когда мы искали овец для разведения, поразились, насколько это нелегко. Объехали всю Гродненскую область,  – вспоминает Милослава. – По  сути, сейчас в  Беларуси только в  СПК «Конюхи» Ляховичского района удалось не  растерять старые традиции  – там держат помесь текселя и  прекоса. Еще Витебское облплемобъединение имеет романовскую породу в  чистоте. Да,  купить чистопородную овцу в нашей республике не так и просто. Многие хотели бы, да не могут найти.

Сами Милослава и  Петр держат сейчас уже третье «поколение» тех овец, с  которыми когда-то начинали. Помесные особи, говорит хозяйка, даже более крепкие, выносливые. И в России, и на Западе теперь практикуют трехпородное скрещивание. С  этих позиций небольшое овцеводческое хозяйство хутора Завадичи развивается вполне в  русле современных тенденций.

Кто возьмется за переработку баранины?

–  Столько проблем волнует, только успевай осмысливать!  – Петр предлагает посмотреть на  реальную ситуацию в  белорусском овцеводстве. – Вот, например, одна из  самых больных. Хотя  бы один мясокомбинат в  стране запустил линию по  переработке баранины. Конечно, небольшим частным производствам такое вряд  ли будет выгодно, но  вот крупные комбинаты… На  некоторых в  ответ на  наши обращения ссылаются на  то, что… не  знают даже, по  какой цене принимать мясо. А  уж что с ним делать, так и подавно! Мне кажется, что сдавать скот исключительно перекупам, как мы сейчас делаем, в  большинстве своем,  – не  выход. Если, конечно, хотим в  масштабах страны шире возрождать овцеводство.

–  Откровенно говоря, думала, что самое больное для частных овцеводов  – это сбыт шерсти.

–  Что тут обсуждать? Просто смешные закупочные цены за  килограмм  – грустно и  невыгодно,  – соглашается со  мной хозяин хутора. – Даже по  2 тысячи за  килограмм  – разве стимул? В то время как литр бензина или дизтоплива приближается к  10 тысячам?! Между тем, государство закупает сырье для легпрома в  среднеазиатских республиках. Может, в  белорусских условиях какое-то плохое сырье получается? Или овцы у  нас нестандартные? Не знаю…

Угроза АЧС вынуждает искать альтернативу

Есть опасение, что и у крупных хозяйств, пожелавших возрождать овцеводство, возникнут схожие проблемы.

–  Не соглашусь с  Вами. При производстве больших объемов шерсти, по  несколько тонн за  год, даже теперь не  составило  бы большого труда сбыть,  – замечает Петр Рыжков.– Юридическим лицам, вообще, куда легче пробиваться на  рынок. А  вот мелким частным хозяевам, вроде нас… Некоторые организации готовы принимать сырье, но, услышав про мелкую партию в  200–300  кг, сразу  же теряют всякий интерес к  сотрудничеству. Впору выбрасывать или даже сжигать? А  ведь сейчас в белорусских деревнях, вместо убывающего поголовья коров, стали активно практиковать разведение мелкого рогатого скота – коз, овец. За счет этого выживают многие сельские подворья. Но, не имея возможности выгодно сдать ту же шерсть, люди лишаются стимула развивать свои хозяйства.

Тут впору вспомнить про острую проблему диверсификации в масштабах подворного бизнеса в  Беларуси. Угроза распространения АЧС вынуждает частных свиноводов искать замену, причем экономически перспективную. Конечно, можно выбрать кроликов или птицу. Но, убежден Петр Рыжков, у овцы есть неоспоримые преимущества: от  нее и  мясо, и  шерсть. А  еще  – она неприхотлива, всеядна практически, поедает все виды «пустазелля», не требует особо высокой квалификации от  хозяев в  плане ухода, кормления, ветеринарного обслуживания.

–  Я  бы так сказал: овца, вообще, очень вариативна, и не  только благодаря хорошей приспособленности для внедрения в  небольшие деревенские бизнес-проекты,  – говорит Петр Рыжков. – Кроме строительства крупных овцеводческих ферм, можно ведь пробовать брать то сырье, которое сейчас попросту пропадает? Меня удивляет, почему те же кооператоры в советские времена умудрялись закупать с  подворий все, вплоть до рогов и копыт. А сегодня даже шерсть и  мясо под вопросом, фактически никому не  нужные. Почему? Все ударились в  бизнес, ищут легких и  быстрых доходов. А  ведь дай сегодня хорошую цену на  шерсть, как минимум на уровне 8 тысяч за кило, и многие овцеводы делали бы по 2–3 стрижки за сезон.

–  Мне видится, что не только государство, тот  же Белкоопсоюз в  чем-то недорабатывают,  – вступает в  разговор Милослава. – Должно быть больше активности и  от  частников, предприимчивых людей. Во  многом и  мы, хозяева ЛПХ, ответственны за  поиск рынков сбыта. Не  надо во  всем кивать на  государство! Стоит динамичнее налаживать связи между овцеводами и  толковыми посредниками. Хотя само посредническое звено у  нас в  стране пока работает слабо, нет глубоких связей с  партнерами. Думаю, настало время всем нам перестраивать мышление на европейский лад – надеяться больше на  себя, на  реальных и  потенциальных партнеров, а не на решения начальников, их возможную поддержку. Договариваться нужно между собой, в первую очередь! Тогда и польза будет. Общая…

Не надо обилия благ – нужна система сбыта

–  Мы не  требуем от  государства обилия благ, преференций, чтобы за  нас кто-то работал! – рассуждает собеседница дальше. – Понимаем, что сами должны твердо стоять на  ногах. И  другим показывать пример: овцеводство вполне может стать доходным делом. В  то  же время есть у  нас, овцеводов, проблемы, решить

которые сами не  в  состоянии… Да,  возможно, наша шерсть  – не  самое лучшее сырье по  качеству. Но  его можно использовать. Проверено местными бабушками, которые получали пряжу, и  неплохую. Сама я обращалась на  Ильичевскую шерстомойку на Могилевщине, прядильное предприятие в Зельве. На первом – с нашей парой сотен килограммов никто возиться не захотел, на втором – берут только мытую шерсть. Если хотим, можем привести немытую, тогда специально для нас (!) запустят производственную линию. Потом полученную пряжу предлагается нам же и отдать – делайте, что хотите…

Подобная проблема волнует многих частных овцеводов Беларуси. Схожая ситуация, кстати, и  с  другими видами сырья, например, кроличьими шкурками, козьим молоком и  т. д. Напрашивается вопрос, плавно перетекающий в  риторический: когда  же, наконец, научимся в  своей стране не  разбрасываться тем, на  чем можно неплохо зарабатывать?! Неужели выгоднее завозить из  Китая кроличий мех или уповать, что среднеазиатские страны обеспечат нас сырьем для производства шерстяных и смесовых тканей?!

На базаре с ценой не тянут

… Сейчас поголовье овец у  Милославы и  Петра  – чуть за  полусотню. Минувшая зима была суровой, пришлось пойти на урезание отары, а в предыдущие годы зимовали и по 100–120 голов.

 – Хотелось бы наращивать поголовье? – задумывается над вопросом Милослава.  – Да,  готовы даже закупить в  России хороших мериносов. Но,  если ситуация со  сбытом сырья останется прежней, боюсь, что потратим свои деньги впустую.

Милославу поразило, что один из  мясокомбинатов на Брестчине, даже если бы и брал баранину, то выращенную только в этой же области. А  из  «чужой» области  – извиняйте, такого указания нет. Но,  что самое парадоксальное, на  перерабатывающих предприятиях даже нет расценок на баранину!

–  На базаре с  ценой проблем нет, и  перекупы имеют навар в  5–7 раз,  – говорит Милослава. – Не  думаю, что сложно определиться с  закупочной ценой на  такое полезное мясо, как баранина, если на  государственном уровне действительно решили возрождать овцеводство в  Беларуси. Сегодня мы имеем дело только с  перекупщиками вовсе не  от того, что не  хотим работать на  государство. Просто никто другой баранину не берет. Кстати, зависеть от перекупов не очень удобно – могут приехать и забрать, когда того сами захотят, а  не  в  строго конкретные сроки, например, по осени, как удобнее нам, аграриям.

Возрождать отрасль! Но как?

Супругов радует, что за последний год на государственном уровне заговорили о необходимости возрождения овцеводства. Отрасли, которая в БССР в советские времена была довольно развитой. Но  потом данное перспективное направление фактически оказалось свернутым. Теперь брошен клич – возрождать! С модернизацией некогда гиганта индустрии, а ныне очень скромного и,  чего греха таить, отягощенного множеством проблем ОАО «Сукно». Посещая это предприятие, Президент Беларуси Александр Лукашенко заявил, что в республике вполне реально получать сырье для производства шерстяных тканей, не тратя на него валюту.

–  Очень хорошая инициатива. Только интересно, когда  же ее воплотят в  жизнь?  – рассуждает Петр. – И  главное, с  какой стороны подступаться к  решению проблемы? По  моему субъективному мнению, начинать нужно не  со строительства больших новых ферм, которые обойдутся недешево, а  с  поддержки небольших бизнес-проектов в масштабах ЛПХ, К (Ф) Х…

–  Президент Беларуси правильно ставит вопрос о  возрождении в  Беларуси отрасли овцеводства, – соглашается Милослава Костюкович. – Закупить за  границей хороших овец, создать несколько крупных, по-современному оборудованных ферм  – как минимум, по  одной на  область… Но невольно задумываешься, как будет вплетено в  эту общую стратегию развития частное овцеводство? Уверена, мы тоже можем быть полезными!

Милослава готова поспорить с  некоторыми учеными, которые предлагают ставить овцу на  стойловое содержание. Получится дороговато, считает хозяйка хутора Завадичи. На  ее взгляд, в условиях Беларуси более оптимальный вариант – запускать овцу на те земли, где не получить приемлемого урожая полевых культур.

 – Почему мы не можем делать ставку на выращивание овец в естественных условиях? У нас в  Беларуси немало бросовых, малопродуктивных полей, есть заливные луга. Чем выращивать на таких землях дорогое зерно, лучше выпасать там овцу. И дешево, и экономично!

Конечно, перспективы развития овцеводства в  нашей стране огромны. Но,  убеждены хозяева хутора, в этой области непочатый край работы.

–  Уважаемые коллеги, нынешние, будущие, потенциальные,  – обращается Милослава Костюкович,  –  не  бойтесь заниматься овцеводством! Поверьте, это дело может как прокормить ваши семьи, так и принести пользу нашей стране. Нужно только, чтобы и государство делало шаги навстречу овцеводам. Например, интересен в  этом плане опыт Латвии, где при действенной поддержке государства отрасль активно возрождается. Латвийские фермеры получают субсидии: на  каждую голову  – до  100 евро в  год. И  цены на  баранину в  2–3 раза выше, чем у нас, налажен сбыт мяса по всему Евросоюзу. Правда, со сбытом шерсти, как и в Беларуси, есть вопросы…

Авось раскрутим… одеяла?

Напоследок Милослава поделилась планами: пока вопрос со  сбытом шерсти «завис», хозяйка хутора решила – не пропадать добру! Возможно, скоро сама начнет делать экологически чистые, теплые одеяла из овечьей шерсти. Сначала – для себя, родственников, знакомых, а потом, возможно, и  на  продажу. Что получится из  этого, время покажет. Пока  же энтузиасты возрождения овцеводства в  Беларуси продолжают свое нелегкое дело… Пожелаем им в этом успехов!  n

Инна ГАРМЕЛЬ

Фото автора

Партнеры



ХОЛДИНГ ПЕРВОКЛАССНЫХ ПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ