Главная » Статьи » Давайте обсудим » Александр БОГОМАЗ: «Успех в сельском хозяйстве не терпит шараханий»

Александр БОГОМАЗ: «Успех в сельском хозяйстве не терпит шараханий»

Агрономия №23 (декабрь) 2013

Есть на Брянщине целая Меленская сельская территория. Так называет свои родные края успешный агробизнесмен Александр Богомаз (на снимке), который немало сделал для развития этого региона, обеспечив ему славу картофельной «столицы» России. Общаясь с Александром Васильевичем, не раз ловила себя на мысли: этот солидный человек — депутат Госдумы России, член Комитета ГД ФС РФ по науке и наукоемким технологиям, кандидат сельскохозяйственных наук — остается «земным» человеком. Тем, кому интересен агробизнес не оторванно, а в контексте возрождения конкретной сельской территории.

— Говорят, Александр Васильевич, Вы не так давно «забраковали» голландского специалиста по картофелю, который недолго продержался в КФХ Богомаз? А главному агроному, должность которого пока вакантна, обещаете платить не менее 100 тысяч рублей в месяц, что эквивалентно примерно 3 000 $…

А что вас удивляет? Голландец, да, был такой – поэкспериментировал немало, пришлось под его проекты купить дорогостоящую технику. Но результата, честно говоря, нужного нам так и не удалось дождаться. У нас картофель выращивается на серьезных площадях, не менее 2000 га. Не можем себе позволить эксперименты ради «спортивного интереса», нужна финансовая отдача, в первую очередь. Вот и пришлось расстаться с голландским «испытателем». И агроному, которого ищу, тоже платить буду не за красивые глаза: не знаю, как в Беларуси, а мы в России ставим цель – иметь на картофеле хорошие деньги. Иначе какой смысл работать на земле? Кстати, а как у вас в стране развивается картофелеводство?

Стабильно… сложно. За последнее время посадочные площади сократились на 10 тысяч га — с 52 тысяч в 2012-м до 43-х в 2013-м.

— Вот и у нас в России в 2012-м посадки картофеля занимали 300 тысяч га, а уже в уходящем сократились до 200 тысяч.

— В чем же причина довольно значительного сокращения?

— Замахнулись и… промахнулись. Понадеялись на благоприятную тенденцию, ведь за последнее время на внутреннем рынке сложилась стабильно высокая, считаем, цена на картофель. Расширили площади, но надежды на ощутимую прибыль не сбылись. Более того, цена рыночная упала ровно на треть!

И какой урок извлекли российские картофелеводы из этой ситуации?

А он на поверхности. Ведь, что такое сельское хозяйство? Сложнейшая отрасль народного хозяйства! И чтобы быть в ней успешным, нужно стремиться к постоянству. Это дело не терпит шараханий из стороны в сторону, пустых упований на сиюминутную эффективность. Ее в агробизнесе нет и быть не может! Для себя давно сделал вывод: любая сельхозкультура дает отдачу непременно в течение 3-4-х лет. То есть сначала нужно основательно вложиться в ее внедрение и лишь спустя некоторое время «снимать сливки». Но при этом неумолимо действует правило ужесточения рыночной конкуренции! Параллельно с вами на хорошую прибыль рассчитывают и другие игроки рынка. Думать, что ты один такой умный, — гиблое дело. Аграрный сектор быстро приучает уважать конкурентов, не гнаться за сверхприбылями, а планомерно наращивать собственные «мускулы».

Например, в 2013-м в российском рынке наметился переизбыток пшеницы. Значит, многие подзабыли золотое правило агробизнеса: первый год культуру внедряем, на второй – на ней зарабатываем, а на третий год – начинаем… прорабатываться. Но в среднем за этот период худо-бедно, но выходим на плюсовую рентабельность в целом. Так и только так развивается агробизнес! Забывая про его законы, начинаем шарахаться – теряем и время, и деньги, и главное, «сбиваемся» в технологической стратегии выращивания той или иной культуры. Пытаемся закрыть бреши, ставя на другую культуру и так далее… А есть ли польза в целом для дела?

— Брендом КФХ Богомаз по праву считается картофель…

Думаете, случайно «наткнулись» на золотую жилу? Нет, чтобы достичь нынешнего достойного уровня, понадобилось с 1998 года кропотливо, по-черному, усердно «пахать», начав с одним трактором и одной сажалкой. Но и теперь понимаем: нам еще нарабатывать и нарабатывать, ни в коем случае нельзя останавливаться на достигнутом! Агрономия – сфера, отличающаяся высокой внешней зависимостью. Казалось бы, ты сделал все возможное, чтобы осуществить задуманное, и уже в мыслях начал подсчитывать прибыль. Но тут природа вносит такие коррективы, что по осени выходишь с минимальными потерями, а про рост прибыли на время приходится просто забыть.

— А в цифровом выражении КФХ Богомаз – это…

Начну с любимого картофеля. Минувшей осенью копали, в принципе, не огорчались, урожайность на разных полях была от 50 до 60 тонн с га. Понятно, что посадки не везде равнозначные. Там, где сажали второй репродукцией, отдача поменьше. Всего на сегодня в хозяйстве 9500 га пашни. С будущего года берем дополнительно еще 3000. Итого будет 12500. На следующий планируем отвести под картофель примерно 2400 га. Считаю, серьезно занимаемся и другими культурами: пшеницей (площади посевные доходят до 4000 га), кукурузой на зерно (до 1000 га). В этом году на площади в 2600 га озимая пшеница дала нам среднюю урожайность в 60 ц/га. Думали, правда, что будет под 100 центнеров, но помешала нехватка влаги. Вместе с тем, понимаем: выход на такие серьезные намолоты немыслим без более активного участия науки. К слову, пользуемся помощью и белорусских ученых тоже.

Знаю, что и Ваши сыновья не подались в банкиры или экономисты, а выбрали семейное аграрное дело? Не боитесь взваливать на молодые плечи столь ответственный груз?

А в сельском хозяйстве немаловажен свежий, незашоренный взгляд! Вроде бы, у нас все отработано годами, есть определенные успехи в возделывании того же картофеля. Но нужно идти дальше! В этом плане молодые люди смотрят креативнее, они быстрее впитывают знания, новую информацию, а главное, способны оперативнее, смелее внедрять новации. Ведь одно дело картофель – культуру технически сложную, затратную – выращивать на 2000 га, а другое – на 2700 га. Нельзя механически переносить годами наработанные приемы в надежде, что «лишние» 700 га успешно «переварят» небрежное к ним отношение…

— Нет ли опасности создать в итоге громоздкую, слабоуправляемую структуру? Ведь небольшим КФХ легче управлять?

Расширение хозяйства – сложный процесс, но, уверен, КФХ Богомаз он пойдет на пользу. В целом стараюсь смотреть на агробизнес шире, нежели просто на средство только производить сельхозпродукцию и реализовывать ее по выгодным ценам. Убежден: успешный аграрный проект вполне может положительно влиять на развитие той сельской территории, где он работает. Взять хотя бы наш поселок Меленск. Казалось бы, население в 1500 человек, обычная глубинка. Но на сегодня Меленская сельская территория, как ее называем, известна в масштабах всей огромной России. За счет чего? Здесь, и только здесь картофель выращивается в общей сложности на площади в 10 000 га! Это – 5% общероссийских посадок. Даже у мелких здешних фермеров урожайность редко опускается ниже 200 ц/га. Вот и получается: меленские картофелеводы обеспечивают от 10 до 12% картофельного вала России. Чем не бренд в национальном масштабе?!

В последнее время российским государством много денег направляется в АПК. И в Беларуси считают, что именно благодаря этому сельское хозяйство России совершило впечатляющий рывок в 2013 году. Так ли это?

Да, есть такое мнение: на АПК России положительно влияют многочисленные госпрограммы поддержки агросектора – от региональных до федеральных. Но перед вами, скорее, оппозиционер (улыбается), нежели державный оптимист в этом вопросе. Скажу откровенно: не стоит думать, будто бы вливания денег в агробизнес в одночасье решат все проблемы и гарантируют на 100% успех того или иного проекта. Зачастую такая поддержка, в виде немалых финансовых инъекций, попросту портит. У нас тут, по соседству, есть показательный пример. Один проект «успешно проглотил» ни много ни мало – 2 миллиарда российских рублей инвестиций. Но на сегодня это хозяйство – фактически банкрот.

— А какую ответственность несут в России те, кто расточительно использует инвестиции, в том числе выделяемые из госбюджета?

— По сути, никакой ответственности! Владелец фермерского бизнеса рискует собственными деньгами. А руководители некоего ООО, ввязавшееся в агробизнес, рискуют лишь вложенным в оборот капиталом. Чувствуете разницу?! Их личные интересы не страдают, можно и «поиграть» в аграриев, почему бы и нет? Верю: за такой моделью агробизнеса, которую удалось поставить, — будущее! Но и проблем, конечно, хватает…

Какая самая больная?

Кадровая. Дефицит качественной рабочей силы в АПК — бич всего постсоветского пространства, убежден. И ощущается он с каждым годом все острее. Как уже ее решать? У нас по хозяйству средняя зарплата – 30000 рублей (примерно 1000 долларов США в эквиваленте – Прим. авт.). Чем не повод надеяться на решение кадрового вопроса? Ан, нет: здешний люд, помнящий времена захудалого совхоза, платившего разве что «на хлеб», не однозначно реагирует на реальную возможность стабильно высокие заработки! Отдельные индивидуумы упорно не хотят понять: чтобы иметь достойный заработок, нужно выкладываться, а не просто отсиживать время на работе!

— А еще ж есть вездесущий «зеленый змий». Как с ним бороться?

— Бороться? Бесполезно, на самом деле. Лучше не доводить до стадии борьбы. Я предпочитаю поощрять рублем за правильный образ жизни. Потрудился год без срывов – получи 20 000 рублей дополнительно к основному заработку, 2 года – 40 000 и так далее. За пятилетку есть шанс пополнить семейный бюджет на 100 тысяч. Но если за год хотя бы раз попался, теряешь годовую премию, как минимум. Иногда получается: люди срываются, запивают всерьез, уходят… Это – реалии сегодняшней сельской жизни. И в ней удержаться, найти себя – большое искусство! Задача работодателя – помогать человеку в поисках себя, тогда и польза будет обоюдной.

— А какой он, современный профи в аграрном деле, на Ваш взгляд?

Это как посмотреть. В иных случаях, подмечаю, людей ценят не за то, как они работают, а как красиво научились… излагать. Вот, один красиво говорит, но практической пользы от него – ноль. Да и по морально-психологическим качествам – сомнителен, а порой и откровенный карьерист, по головам, коль придется, пройдется смело! Другой – тоже говорлив, но от того, что всегда чем-то недоволен. Собой, коллективом, процессом, в который вовлечен. Так и норовит все время что-то улучшить, о чем-то начальству сигнализировать. Любит, одним словом, критически покопаться и в себе, и в окружающей реальности. Но при этом болеет за дело, работник, каких поискать…

— …И что, будете терпеть у себя такую беспокойную, мыслящую личность?

Буду стараться удержать, хотя это и нелегко! Да, пусть критикует, высказывает вслух все, что думает. Потому как главный критерий здесь — польза дела, а не удобство подчиненного, его лояльность к начальству, другие «гладенькие» качества…

— Неплохо бы у нас в Беларуси взять на вооружение такой принцип работы с кадрами…

Можно только сожалеть, если до сих пор не внедрили. «Винтики» много не насозидают – доказано! С другой стороны, создавая условия для работы, я вправе ждать от работника по максимуму профессиональной отдачи.

…Я-то сам по образованию не аграрий. Но судьба, а точнее, болезнь родителей побудили в свое время вернуться в родные места. Рад, что пригодился здесь, научившись хорошо считать деньги (улыбается). Успешный агробизнес без этого немыслим. И когда нужно выбирать – пустой помпезный размах или неброская, но явная эффективность – отдаю всегда предпочтение второму пути. Мы много строим в хозяйстве, где-то на 80 млн рублей в год. От того, конечно, общая прибыльность снижается, но четко понимаем: необходимо искать внутренние резервы для закладки прочного фундамента на будущее.

Не планируете ли заняться животноводством?

Расчет хозяина – вот мой главный принцип. Не знаю, как в Беларуси, но вот у нас в России животноводством занимаются, простите за резкость, либо дураки, либо фанаты. Предпочитаю быть все-таки фанатом какого-то одного направления в сельском хозяйстве. Вряд ли когда-нибудь «изменю» в этом плане картофелю. Хотя сыновья, Михаил и Роман, с большим азартом занимаются зерновыми.

— И напоследок, что Вы думаете, наблюдая за работой белорусских коллег-аграриев?

Боюсь, ждущих привычных комплиментов в адрес белорусского АПК рискую разочаровать. Если честно, то мне жаль белорусских коллег, хотя их самоотдача, жертвенность внушают уважение. Но вся проблема в том, что на земле должен быть хозяин! А еще — должен быть диктат профессионала аграрного дела. Его позиция и решения должны определять эффективность, успех конкретного агропроизводства. Что же получается у вас? Да, есть агрономы, зоотехники, ветврачи – в большинстве своем, хорошие профессионалы, болеющие душой за дело. Но они находятся под постоянным и неусыпным прессингом со стороны не хозяев, а наемных управленцев, или, того хуже, находящихся в далеких чиновничьих кабинетах важных людей. Итог: бессилие технологов-профессионалов, которым остается лишь тянуть лямку, ни на что всерьез не влияя. Это неимоверно трудно для мыслящего человека! Думаю, в России с диктатом технологий дело обстоит получше, ведь частному хозяину важен в первую очередь результат труда, а не его видимость…

— Спасибо, Александр Васильевич, за содержательную беседу! Успехов Вам!

Беседовала Инна ГАРМЕЛЬ

Фото автора 

Партнеры



ХОЛДИНГ ПЕРВОКЛАССНЫХ ПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ