Главная » Статьи » Давайте обсудим » Иван ГОЛОВЕНКО: «Высокие урожаи и вал еще ни о чем не говорят…»

Иван ГОЛОВЕНКО: «Высокие урожаи и вал еще ни о чем не говорят…»

Агрономия №21 (ноябрь) 2013

Второй год подряд на республиканских «Дажынках» СПК «Прогресс-Вертелишки» Гродненского района называется в  числе зерновых флагманов. Еще бы: в  среднем по хозяйству показатель урожайности зерновых не опускается ниже 80  ц/га! Для условий Беларуси, находящейся в  зоне рискованного земледелия, такая стабильность сродни гроссмейстерскому уровню в шахматах! Как же удается держать столь высокую планку? И почему сама по себе высокая урожайность – далеко не повод успокаиваться? Об этом и не только – наш разговор с главным агрономом СПК «Прогресс-Вертелишки» Иваном Александровичем ГОЛОВЕНКО.

– Иван Александрович, хотелось бы поднять тему цены белорусского зерна… Не слишком ли дорого обходятся богатые намолоты? И на самом ли деле решен у нас в республике зерновой вопрос?

– Не так все легко и просто. Даже приплюсовав зерно кукурузы, в нынешнем году мы не получили 10 миллионов тонн. Правда, стоит учитывать сложнейшие условия, в первую очередь, погоду, с которой приходится считаться.

– Согласны, что во многом зерновой вопрос у нас еще решается за счет экстенсивного подхода, а не путем интенсификации земледелия? Иногда ведь сознательно закрываются глаза на несоблюдение севооборотов  – только бы получить больше зерна…

– Насчет севооборотов… Тут даже обсуждать нечего: их соблюдение должно быть непреложной аксиомой для каждого агронома, руководителя хозяйства! Тревожно и другое: падает, к сожалению, во многих районах содержание фосфора, калия. В  целом гумус «убывает». О чем это говорит? Вы правильно заметили про экстенсивный путь  – он приводит в  том числе и к недоработкам по органике, которой вносится неоправданно мало на гектар сельхозугодий. Нет сосредоточенности на такой важной проблеме, как поддержание бездефицитного баланса гумуса. С другой стороны, и органика органике рознь. Где сегодня земледельцам брать качественную органику? Увы, но технологии содержания скота на современных МТК не позволяют получать таковую…

– И что же будем делать?

– Не знаю… Из нынешнего полужидкого навоза с  влажностью свыше 70% получать качественное удобрение проблематично.

–  Неужели нет технологий, которые позволяли бы даже из такого сырья делать эффективную подкормку для полей?

– Нет, почему же, такие технологии есть, но стоят они хороших денег. Но с содержанием гумуса тоже нужно что-то делать, не так ли? Прежде чем строить фермы, следует продумать все нюансы. В сельском хозяйстве нет изолированных мини-производств, в нем все увязано.

– Да, но если вложимся в  подобные технологии по переработке навоза, это непременно отразится на себестоимости того же зерна?

– Отразится, и  не в  сторону уменьшения. Однако в  перспективе однозначно окупится. Вкладываем же мы деньги в новые фермы с довольно длительным сроком окупаемости?

– Содержание гумуса падает, качественной органики не хватает… Пока «спасают» минеральные удобрения, их-то вносим довольно щедро?

– И здесь есть вопросы. Определенный порядок в  системе использования удобрений нужно наводить. Что имею в  виду? Необходимо рассчитывать дозы внесения удобрений балансовым методом, под планируемый урожай, исходя из выноса питательных веществ с  урожаем и  т. д. До бесконечности эксплуатировать землю нельзя. Рано или поздно вопрос плодородия почвы даст о  себе знать. Если хотим не просто решать сиюминутные задачи, но и думать о будущем, нужно уже теперь больше внимания уделять интенсификации земледелия. Если не увеличить, то хотя бы сохранить нынешнее плодородие земель.

– На мой взгляд, эта проблема – из разряда вечных. Что выбрать: впечатляющий результат сегодня или более скромный, но с  заделом на будущее? Вот, Вы, специалист, более трех десятков лет отдавший агрономии, наверное, знаете секрет высоких урожаев? Почему в  СПК «Прогресс-Вертелишки» стабильно получают за 80 ц/га, а в иных хозяйствах со схожими почвенными  условиями – в  полтора-два раза меньше?

– В прошлом году наше хозяйство добилось средней урожайности зерновых в 85,1 ц/га. В этом – 84,8 ц/га. Да, практически не допущено снижения, если не считать 0,3 центнера… За счет чего удалось именно в этом, весьма нелегком аграрном году не снизить высокую планку? Этот год, на мой взгляд, показал: у кого хорошая техническая оснащенность, тот способен справиться даже с таким сюрпризом, как посевная на месяц позже. Подобного давно не было! Думаю, что немало кадров, особенно молодых, слегка растерялись, не сориентировались вовремя. Где-то промедлили, размышляя над тем, как реагировать на столь позднюю весну. Долго ждали, решали, пересевать или нет… Упущенное время привело к невосполнимым потерям. Наше, да и  другие хозяйства, где решены два главных вопроса  – технический и  кадровый  – в  принципе, сориентировались быстро. Подчеркну особо: кадры, их профессионализм в такой ситуации сыграли одну из ключевых ролей! Например, нам пришлось оперативно принимать решение о  пересеве 250 га озимых. Это много. За последние пять лет не припомню, чтобы приходилось столько пересевать в  нашем хозяйстве.

– Пересев – ведь это дополнительные затраты…

– Конечно! Но в  данном случае другого выхода не было. К  сожалению, и  в  масштабах области, и по республике аграрии недополучили урожай. Увы, но не везде еще техническая оснащенность хозяйств позволила в столь сжатые сроки провести весеннюю посевную. Кроме того, период вегетации в этом году был на месяц короче. А если еще промедлили с пересевом… Сформировать хороший урожай за столь короткое время практически не представлялось возможным.

–  А при урожайности практически такой же, как в  2012-м, удалось ли сохранить общий намолот?

– Да, более того, вал получили примерно на 700 тонн выше. Однако следует заметить: в этом аграрном году засевали зерновыми на 90 га больше, чем в предыдущем. У нас, к слову, нет какой-то стабильной цифры – допустим, каждый год по 1,5 тысячи га под озимыми зерновыми. Если по севооборотам получается, то может быть плюс-минус 20, а то и больше га.

–  Лично Вас радует, что второй год подряд именно СПК «Прогресс-Вертелишки» назван в  числе лучших на республиканских «Дажынках»?

– В своей работе я  не преследую такой цели – отметиться на столь высоком торжестве. Давно ставлю себе и коллегам иную задачу: чтобы финансовые вложения в растениеводческую отрасль нашего хозяйства по итогам аграрного года обеспечили ощутимую экономическую отдачу! Тогда могу со спокойной совестью смотреть в глаза, скажем, механизатору: я, как агроном, сделал все, чтобы его зарплата была выше. Чтобы хозяйство имело возможность обеспечить достаток в доме каждого своего труженика. В этом – моя цель.

– Какая же рентабельность зерна в  СПК «Прогресс-Вертелишки»?

– По этому году еще нет данных, а вот в прошлом году рентабельность, считаю, была высокой – около 180%.

– И за счет чего удается достигать столь отрадного показателя?

– За счет четкого соблюдения севооборотов, всех агротехнических норм, правильной ориентации в потоке информации и внедрения всего нового и передового в производство.

–  … И  благодаря использованию высокоурожайных сортов, среди которых превалируют импортные?

– Не торопитесь «выхватывать» какой-то один фактор. На достижение высоких результатов в  земледелии работает целый комплекс методов, подходов в  рамках единой выверенной стратегии. Каждая проблема, в  том числе агрономическая, должна решаться комплексно. Нельзя в земледелии делать ставку лишь на одно звено, надеясь с  его помощью вытащить всю систему. Так не бывает!

Я бы сказал: сегодня важен, как никогда, не коммерческий подход к использованию земли, а сугубо прагматичный, агрономически профессиональный, с перспективой на будущее!

– Мыслите далеко наперед?

– Да, стараюсь. Для меня важно, чтобы наши последователи получали от земли не меньше отдачи, чем мы сегодня.

– Мне лично такая позиция кажется оптимальной… Но ведь в  последнее время превалирует другая политика: от вас, аграрников, начальники требуют любыми путями «выжимать» из земли побольше?

– Отвечу на Ваш вопрос словами моего знакомого, успешного европейского фермера, который так мне сказал однажды: «Янек, запомни: еще не один человек, работая непосредственно на земле, не разбогател». Те люди, которые стоят у руля, должны понимать, что продовольственная безопасность – самое главное, чем может гордиться любая страна. И нужно отдавать должное крестьянину, трудом которого обеспечивается эта «подушка безопасности» для государства. Важно помнить: на наших поколениях жизнь не закончится! От земли, конечно, стоит получать доход, но помня о грядущем…

– Как Вы, опытный агроном, считаете, может ли  наша республика претендовать на статус зерновой державы?

– Не думаю, что Беларусь  – потенциальная житница в  масштабах, допустим, Европы. Мы все-таки находимся в зоне рискованного земледелия, поэтому сложно, например, всерьез говорить о  получении пшеницы твердых сортов. Может, в отдельные благоприятные годы и удалось бы получить приемлемый урожай. Но это – скорее, исключение, а  стабильной, системной работы с  такой пшеницей у  нас не получится, прежде всего, в силу природно-климатических факторов, а не потому, что белорусские земледельцы не справятся с этим делом.

– Насколько дифференцированно подходим к зерну? Ведь чаще речь идет о некоем общем вале, который белорусский хлебороб обязан получать.

– Нам нужно мыслить не общими категориями, а  четко разделять понятия! Зерно зерну рознь! Есть зерно кормовое и продовольственное. Соответственно, и  работу надо ориентировать на получение этих разных видов продукции, причем ориентироваться не столько на вал, сколько на качественные характеристики получаемого зерна. Если зерно некачественное, то и скармливать его приходится больше. Отсюда и затраты.

Фуражным зерном наша республика вполне себя может обеспечить. Самая главная задача теперь стоит перед нами  – не получать за раз рекордные урожаи, а стабильно, из года в  год иметь приемлемые урожаи и  намолоты! Благодаря кадровому потенциалу, новым технологиям, перспективным сортам, участию науки, уверен, удастся минимизировать влияние неблагоприятных погодных факторов. Например, мы у себя в хозяйстве уже лет пять не опускаемся по урожайности зерновых ниже планки в 80 ц/га. Не допускаем резких обвалов – вот в  этом, считаю, главная заслуга. Ведь стабильность в земледелии дорогого стоят!

– В производстве зерна около одной трети всех затрат уходит на удобрения и  средства защиты. Насколько оптимально их вносим, на Ваш взгляд?

– Хотя в последнее время аграрный сектор Беларуси технически существенно обновился, далеко не везде и  не всегда есть возможность соблюдать технологию внесения именно тех доз, которые конкретному полю требуются. Наличие навигатора, кстати, помогает избегать излишков удобрений на полях, а система точного земледелия позволяет экономить до 30% удобрений. В принципе, мы уже «дозрели» до понимания того, что нужен индивидуальный подход к каждому полю. Такая вдумчивая работа, подчеркну, должна вестись не просто агрономами, а профессионалами высокого уровня! Но сегодня во многих хозяйствах нет зачастую агрономов-агрохимиков, а в некоторых даже главные агрономы отсутствуют. Откуда, скажите, при столь ощутимом кадровом дефиците в  белорусском АПК будут успехи в  зерновом деле?! Молодежь, к  сожалению, неохотно идет нынче в  агрономы. Ненормированный рабочий день, необходимость почти сутками пропадать в полях отпугивают… Между тем, агроном – это не профессия, а образ жизни и мышления, то, что любишь больше всего.

– Наверное, стоит думать, как немножко разгрузить агронома?

– Да, мне не кажется, что нынешняя ситуация  – правильная. Искать более совершенные формы организации труда в  масштабах отдельных хозяйств жизненно необходимо, потому как рискуем уже в самое ближайшее время столкнуться с  еще более серьезным дефицитом кадров. Во многом нынешняя работа без выходных-проходных  – надумана. Все можно отрегулировать, нужно только задаться такой целью. Без выходных «пахать» агроном может разве что во время уборочной, в остальные же периоды времени должен иметь возможность уделить время семье.

–  Подытоживая, хотелось бы услышать Ваше мнение, получим ли в  Беларуси когда-нибудь запланированные 10 миллионов тонн зерна?

– Нужно растить зерно там, где можно получать хорошие урожаи. А там, где земля не в состоянии давать отдачу, может, и не стоит бесконечно заниматься экстенсивным земледелием? Цена такого зерна всегда будет неоправданно высокой. Зато там, где зерно не выгодно сеять, можно с  успехом выращивать другие сельхозкультуры.

Необходимо экономически все просчитать, прежде чем ставить перед земледельцами задачу наращивать вал. Сколько нам нужно зерна? Тонну на человека? Я знаю, что во многих европейских странах столько не производят. И  нам нужно найти свои экономически оправданные показатели.

Уверен, в Беларуси немало полей, где сеять зерновые просто нерационально. Но сеют же… На мой взгляд, стоит более серьезно отнестись к специализации и мотивации в аграрном деле. Одними указаниями, требованиями, накачками сегодня уже не добиться экономической эффективности от АПК. Требуются иные подходы, основанные на материальном стимулировании, создании приемлемых условий труда, при которых специалист сможет полнее реализовать свой потенциал…

– Благодарю Вас, уважаемый Иван Александрович, за обстоятельный, проблемный разговор!

Беседовала Инна ГАРМЕЛЬ

Справка.

В минувшем аграрном году СПК «Прогресс-Вертелишки» зерновые (включая кукурузу) занимали 3188 га, в  том числе озимые – около 1500 га, кукуруза –  940  га,  яровые  зерновые – 748 га. В  структуре посевных площадей хозяйства зерновые занимают почти 60%.

 

Партнеры



ХОЛДИНГ ПЕРВОКЛАССНЫХ ПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ