Главная » Статьи » Земледелие » Николай СЕМЕНЕНКО: «Избытком удобрений не восполнить недостаток знаний…»

Николай СЕМЕНЕНКО: «Избытком удобрений не восполнить недостаток знаний…»

Агрономия №17 (Сентябрь ) 2013

Белорусскому аграрию приходится работать в рамках амбициозных задач, которые постоянно ставятся руководством республики. Суть их сводится, впрочем, к одной магистральной цели: в ближайшее время выйти на мировой уровень производства конкурентоспособной продукции, в процессе чего особое внимание уделяется росту объемов получаемого зерна и улучшению кормовой базы животноводства.

Если быть до конца честными, то стоит признать: эта перспектива у  нас постоянно отодвигается, достичь поставленной цели, оказывается, не так-то и  легко. Что же мешает нам прорваться на принципиально новый, более высокий уровень работы с главным ресурсом – сельхозугодиями? Ведь, вроде бы, в землю вкладывается немало, каждый год тратятся огромные средства, в том числе и валютные, чтобы внести энное количество удобрений в  почву… И  здесь возникает вопрос: а  так ли вносим, как требуется, исходя из поставленных экономических задач? Можно ли говорить о  действительно высокоэффективном и  экологически безопасном применении, скажем, азотных удобрений в  нашей республике? Доктор сельскохозяйственных наук , главный научный сотрудник лаборатории использования торфяных комплексов РУП «Институт мелиорации» Николай Николаевич СЕМЕНЕНКО (на снимке) многие годы накапливал опыт, как влияют азотные удобрения на растения. И охотно согласился поделиться с  читателями «НСХ. Агрономия» своим видением данной проблемы…

–  Знаете, ведь мне за державу обидно, – так, несколько неожиданно, начал беседу сам Николай Николаевич.

– Тема повышения эффективности использования азотных удобрений в  нашем АПК  – чрезвычайно емкая и, с другой стороны, – проблемная. Занимаюсь ею давно, сделал в  свое время темой своей докторской диссертации, изучал ее в Германии.

–  Не потеряла ли актуальности эта проблемная «колея» в  условиях современного белорусского земледелия?

–  Не только не потеряла, более того – стала еще актуальнее. А для меня лично это – больной вопрос, тревожащий постоянно, заставляющий размышлять о  том, почему же, все-таки, никак не можем выйти на принципиально иные, прогрессивные формы и  подходы в  применении азотных удобрений?! Обидно, что тратятся миллионы долларов, не задумываясь, какой сомнительный «эффект» приносит такая стратегия. На самом деле, обойтись вполне можно куда меньшими затратами.

–  Но Ваши, Николай Николаевич, боль, тревога лишь доказывают, что голос ученого остается не услышанным?

–  Да, к  сожалению, приходится это признавать. Как научный разработчик данной тематики на протяжении уже многих лет, ясно вижу: ничего, по сути, не меняется. Более того, ситуация с  каждым годом ухудшается, так как объемы применения этого вида удобрений увеличиваются. А ведь, по моим подсчетам, могли бы только за счет более рационального применения азотных удобрений в  Беларуси экономить в год около 30 миллионов долларов США!

–  Получается, что  миллионы долларов «утекают» из-за того, что применяем неоправданно большое количество азотных удобрений?

–  Я бы сформулировал несколько иначе: изза того, что мы неправильно их используем. Внесение 1 кг азотных удобрений требует расхода примерно 0,7 доллара США. Кстати, по затратности они стоят на втором месте после фосфорных. Но! Именно работа с  азотными туками требует наивысшего уровня знаний, профессиональной компетенции, грамотных научных подходов от агрария. На белорусских почвах, где превалирует дерново-подзолистый тип, получать хорошее зерно ой, как сложно! Я это понял еще в 70-е годы, когда стажировался в  Германии по теме «Промышленное производство зерна». И надо сказать, немецкий опыт по формированию урожайности зерновых на основе почвенной и  растительной диагностики на многое открыл глаза. Немцы уже тогда, не один десяток лет назад, понимали важность процесса управления на всех этапах развития растения формированием будущего урожая. И  наше недопонимание, а  зачастую игнорирование этого процесса влечет за собой потери урожая, не позволяющие достигать европейского уровня. Достигать  – не в  отдельных хозяйствах, а в масштабах всего отечественного земледелия.

–  Почему же так важен фактор грамотного внесения азотных удобрений в Беларуси?

–  Проблема в  том, что наши почвы в  основном бедны азотом. Белорусские земледельцы очень хорошо усвоили аксиому: хочешь получить большую урожайность – вноси больше удобрений, в том числе азотных. Но не всегда учитывается фактор, что нужно корректировать дозы с  учетом уже имеющихся запасов азота в  почве! Растению, в принципе, безразлично, откуда брать этот элемент – непосредственно из почвы или из удобрений. В зависимости от наличия в почве тех или иных запасов идет формирование, развитие растения.

Еще будучи на стажировке в Германии, я стал заниматься разработкой методических подходов управления продукционным процессом зерновых культур для условий Беларуси. Изыскания вылились в  докторскую диссертацию, где рассматривалась как раз проблема грамотного соотношения того, сколько имеется в почве и сколько нужно вносить дополнительно с удобрениями.

И главное – как вносить? Иногда агрономы делают ошибку, относясь ко всем видам шаблонно: ну, азотное удобрение оно и есть азотное, какие тут нюансы?! Но есть четыре разные формы азотных удобрений, которые по-разному ведут себя в  почвенной среде. Аммиачная селитра, КАС – это одно, а мочевина – другое. И в зависимости от температуры, особенно в  ходе проведения подкормок, разные виды азота начинают «вести себя» по-разному, что, осмелюсь предположить, становится в  какой-то мере сюрпризом для тех же агрономов. Эффективность от внесения разных форм азотных удобрений отличается, порой – очень существенно. Вопросы подкормок, растительной диагностики, времени сева культур, использования разных сортов – эта целая система, требующая от агронома адаптивного подхода буквально к каждому полю!

–  Давайте вернемся назад, в советские времена… В  БССР понимали важность глубокого, системного подхода к работе с почвой, грамотного внесения тех же азотных удобрений?

–  Судите сами: в Институте почвоведения и агрохимии в  середине 80-х годов прошлого века была создана лаборатория диагностики азотного питания и  контроля содержания нитратов в  сельхозпродукции. Кстати, уже к  тому времени обострились проблемы наличия нитратов как в  кормах для скота, так и в овощах. Комплексная работа по выработке оптимальной стратегии велась фактически под личным руководством министра сельского хозяйства БССР Федора Петровича Сенько.

Я заведовал вышеупомянутой лабораторией, и мы довольно быстро разработали методики применения азотных удобрений на основе почвенно-растительной диагностики. Что примечательно, каждые 10 дней (!) предоставляли министру сельского хозяйства экспресс-информацию по нуждаемости посевов зерновых (озимых, яровых) в  подкормке азотными туками, начиная с  весны. За нами, учеными, было методическое руководство, а  практически работу вела Белсельхозхимия…

–  … система, которая в суверенной Беларуси была просто ликвидирована?!

–  Да, это так – и очень печально. Потому как  ненадобность подобной системы сомнительна, ведь в советские времена с ее помощью велась действительно полезнейшая работа! Практически все зерновые в республике тогда были под постоянным и тщательным контролем, регулярно обследовались. Буквально под каждое отдельное поле составлялись свои нормы внесения. Что это давало? В  среднем обеспечивалась экономия азотных удобрений: по яровым зерновым  – примерно 15  кг д. в., а  по озимым

зерновым  – 20  кг д. в. на гектар. Если перевести сэкономленные удобрения в  деньги и  рассчитать на 2 млн га посевов – а именно столько было зерновых в  БССР – получалась внушительная экономия! Умели, стремились считать деньги! Причем, заметьте, в условиях СССР, когда финансово хозяйства могли себе позволить больше, чем сейчас. Что, сегодня не нужно также рачительно подходить к решению азотного вопроса?

–  Напрашивается вывод, что в  республике нужно возрождать подобную систему. Не так ли?

–  Это важно: в БССР в свое время было создано более 1000 лабораторий – областных, районных, в  крупных хозяйствах. Они назывались либо агрохимическими, либо кормовыми. По договорам с  колхозами, совхозами выполняли оперативную диагностику почв и  растений: отбирали пробы, делали анализ, выдавали рекомендации. Эта кропотливая, системная работа в БССР была поставлена на хороший европейский уровень! А когда примерно в середине 80-х годов прошлого века заговорили еще и об интенсивных технологиях в земледелии, всё это оказалось увязано. Но с развалом Союза, конечно, стали применять гораздо меньше удобрений, в том числе и азотных. И спрос на такую системную работу резко снизился.

–  Но ведь не везде работа в  данном направлении была свернута?

–  Сохранилась в  отдельных районах. Например, в  Солигорском районе работает хорошая агрохимическая лаборатории. Но говорить о том, что работа ведется системно, по всей стране, не приходится. Хотя азота сегодня вносим намного больше, чем в  советские годы: на 1 га пашни – 313  кг NPK (245 кг в БССР считались рекордными). О внесении за год 600 тысяч тонн азота некогда только мечтали, а  теперь этот показатель перекрыт. Под сельхозкультуры сейчас вносится только азотных удобрений 105–110 кг д. в. на га, под озимые зерновые – 113–125 кг д. в. в среднем по РБ.

– Дробное внесение азотных удобрений… Насколько оно эффективно перед основным, на Ваш взгляд?

–  Если речь идет о 60 кг д. в., как после 1990го стали вносить, то не нужны ни диагностика, ни дробление. При дозах азота свыше 100  кг/га ни о каком однократном внесении речи быть не может! Иначе  – всё поляжет! Учитывая существенно возросшие объемы внесения азотных удобрений, агрономы обязаны знать о потребности

посевов на каждом поле в азоте и на этой основе грамотно проводить азотные подкормки.

–  Но могут ведь в отдельных случаях и не придерживаться грамотной системы внесения?.. Откуда берется полеглица, даже в крепких хозяйствах?

–  Вот-вот, верно подмечаете! Перебор с  внесением азотных удобрений вылезает боком в  этом аспекте. А  чего хотеть, если в  республике лишь единичные хозяйства делают диагностику на содержание азота в почве?! Круг замыкается…

Дело в том, что растению сразу много и не надо. Важно – уметь и хотеть «слушать» растение, чтобы в  нужный момент «подхватывать» и  «удовлетворять» его «пожелания». Это – интенсивный подход, в  противовес экстенсивному, когда механически рекомендуется некая средняя норма внесения того же азота. Избытком удобрений, увы, не восполнишь недостаток знаний…

Возьмем, для примера, четыре условных поля. Уровень содержания в  почве доступного растениям азота – от 30 до 90 кг д. в. Чтобы получить на каждом из этих полей урожайность зерновых в 50 ц с га, необходимо обеспечить содержание в пахотном слое почвы азота на уровне 100–110  кг д. в. Однако, если учитывать уже имеющийся запас, нецелесообразно на каждом поле вносить одинаковую дозу удобрения! Для поля, где уже есть 80  кг д. в., будет достаточно подкормки недостающим количеством азота. А у нас рекомендуют одну и ту же дозу на все, что называется, случаи жизни, для любых полей! Вот и сражаемся потом с полеглицей.

–  По официальной статистике, и  с  нынешними подходами к  внесению удобрений обеспечивается прирост урожайности зерновых в Беларуси. А раз так, то зачем менять подходы?

–  Но ведь задача получать 10–12 миллионов тонн зерна тоже ставится, но так и  не выполнена до сих пор. Вопрос в другом. Если даже когда-нибудь и  добьемся поставленной цели, то какая себестоимость будет у  этого зерна? Средства защиты дороги, имеющиеся посевные площади в Беларуси не растянешь, нужно соблюдать севообороты… Путь у  нас один: повышение интенсификации земледелия. Только он приведет к увеличению урожайности, но такого результата нужно добиваться непременно при снижении затрат.

–  Большое спасибо за интересный, проблемный разговор! Успехов Вам!

Беседовала Инна ГАРМЕЛЬ

Фото автора

 

Партнеры



ХОЛДИНГ ПЕРВОКЛАССНЫХ ПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ